Пандемия заставила артистов конкурировать с блогерами за рекламные бюджеты

Пандемия заставила артистов конкурировать с блогерами за рекламные бюджеты

Артисты и музыканты в период пандемии коронавируса стали безработными, так как отменились все концерты, сольные выступления и праздники

10 июня  казахстанский медиабизнесмен, издатель Forbes Kazakhstan Арманжан Байтасов и продюсер Эрик Тастембеков провели прямой эфир в Instagram, обсудив шансы на выживание для  казахстанского шоу-бизнеса во время карантина, сообщает NewInfo.online.

Друг с другом собеседники знакомы давно и проблемы шоу-бизнеса касаются их не понаслышке. В медиахолдинг  Арманжана Байтасова входит телеканал MuzZone, который за 13 лет существования стал стартовой площадкой для многих казахстанских артистов. С 2009 года телеканал награждает представителей шоу-бизнеса за успехи, объединяя на одной сцене звезд эстрады и поощряя начинающих исполнителей. Первая евразийская премия Eurasian Music Awards (EMA) – одна из самых влиятельных наград для артистов в Казахстане. Продюсер Эрик Тастембеков возглавлял телеканал MuzZone и стоял у истоков создания премии ЕМА.

Группы «Арай» и «101», певец АйкынМакпал ИсабековаИван Бреусов – можно долго перечислять имена звезд, которые появились благодаря талантливому руководителю. Эрик Тастембеков открыл журнал «Семь нот», который стал одним из самых авторитетных изданий о музыке в Казахстане. Сейчас он присматривается к казахстанскому кинематографу, считая кино перспективным бизнесом, и помогает казахстанским артистам продвинуться на рынке рекламы.

Арманжан Байтасов: Эрик, я рад, что ты согласился принять участие в прямом эфире. Сейчас все обсуждают, как пандемия коронавируса сказалась на том или ином бизнесе.  Ты знаешь не просто артистов, а всю подноготную казахстанского шоу-бизнеса. Расскажи, что происходит сейчас в казахстанском шоу-бизнесе? Какие тренды ты, как продюсер, можешь отметить?  

Эрик Тастембеков: Чтобы понять изменения, надо рассказать об эволюции шоу-бизнеса за последние двадцать лет. В период с 2000 по 2010 год на казахстанской эстраде  преобладал русскоязычный контент. С 2010 года пошел крен в сторону казахскоязычной эстрады. Артисты стали больше прогибаться под рынок – зарабатывают на тоях, создавая развлекательный контент. Это разумно, но действительно хорошая музыка стала менее востребована. Год или два назад начался другой тренд. Молодые исполнители стали активно использовать возможности интернета – YouTube, iTunes. Они снова пишут на русском языке, сами делают оранжировку, и не снимают клипы, как мы традиционно делали, а сразу размещают песни на стриминговые сервисы. Крутая песня или трек и так становится популярным. Благодаря интернету исполнители получают приглашения, которые не ограничиваются рамками Казахстана. К примеру, Мади Токтаров, более известный как M’Dee, пел у Ивана Урганта.

По сути, талантливому человеку становится не нужен продюсер. Люди зарабатывают на скачиваниях, прослушиваниях.

Мы все с интересом наблюдали за дискуссией в России, когда музыкант Сергей Шнуров и продюсер Иосиф Пригожин поспорили о «чудовищном положении» артистов.  Хотелось бы знать твое мнение – что сейчас происходит  в казахстанском шоу-бизнесе, который еще называют той-бизнесом?

– Естественно, сейчас нет ни тоев, ни концертов. Топовые звезды не особо кручинятся, конечно, у них есть подушка безопасности. А 80-90% артистов остались на обочине. Также сейчас без работы огромная армия сотрудников, задействованных в шоу-бизнесе. Это аранжировщики, композиторы, работники ивент-агентств, которые организовывали свадьбы, тои, корпоративы. Огромная индустрия осталась не у дел.

Кризис всегда заставляет искать новые возможности. Есть ли варианты – как зарабатывать артистам на карантине?

– Если раньше звезды пренебрегали заработком в Instagram, то сейчас начинают активно предлагать свои услуги. Я сам так зарабатываю. Два года назад меня пригласили в компанию, которая продает масло черного тмина. Да, я получаю проценты от продаж и заинтересован в раскрутке бренда. Также я занимаюсь продвижением рекламы через артистов, контрактую порядка 12 человек. Заметил, что на этом рынке блогеры ставят какие-то баснословные цены. За пост в аккаунте, где миллион подписчиков, просят миллион тенге. Это нереально. Любой бизнесмен за миллион тенге может получить пять раскрученных лиц. Советую артистам даже с малым количеством подписчиков в Instagram спустить цены на рекламные публикации в сторис. Пусть у вас будут 200-300 тысяч тенге в месяц, но это будут стабильные рекламодатели.

Многие начинают участвовать в каких-то гивах, лотереях, розыгрышах, но с этим нужно быть осторожным. У всех на слуху случай с Ернаром Айдаром, которого попросили рекламировать розыгрыш автомобилей. Лотерея оказалась незаконной, безвыигрышной, и его чуть не привлекли к ответственности. Артисты люди творческие, не всегда юридически грамотные. Конечно, им хочется выживать и зарабатывать. Но люди верят популярным медийным персонам, и здесь велик шанс оказаться в центре скандала.

Думаю, что большие праздники летом и осенью проводиться не будут. Как жить артистам? Что делать? Никакой подушки безопасности не хватит.

– Все, что происходит, – очень серьезно. Думаю, тишина на этом рынке продлится куда дольше – порядка года. Пройдет лето и осень. Потом наступит зима. Январь и февраль – традиционно «мертвые» месяцы для артистов шоу-бизнеса.  Это же форс-мажор. Кто думал, что будет общемировая пандемия? Тут ничего не изменишь. Я могу советовать только одно – затянуть пояса, но не прекращать работать, записывать песни, снимать кино. Талантливые люди должны продолжать работать. Хорошие песни запоминаются на годы.

Как монетизируется  Instagram – понятно. Ты сказал, что iTunes тоже приносит деньги. Сколько там можно заработать?

– Если песня в топовой десятке iTunes, она принесет $2000-3000 в месяц. Это позволяет нормально жить, обходясь без тоев. Весь мир уже так зарабатывает. YouTube тоже приносит монетизацию, но копеечную. Поступают деньги и от авторских прав, когда клипы  крутятся в ротации на радио и ТВ.

Одно из новых направлений, которое сейчас осваиваешь ты и твой сын Дамир Тастембеков, – кинематограф. Я думаю, что у казахстанского кинематографа в эпоху пандемии есть шанс. Кинотеатры уже открывают, а Голливуд перенес премьеры на 2021 год. У казахстанских фильмов есть шанс попасть в прайм-тайм.

– Я уже года три присматриваюсь к киноиндустрии, понимая, что это рынок молодой и перспективный. Сын закончил Нью-Йоркскую академию киноискусства, снял за год около пятидесяти клипов. В этом году был показ его первого полнометражного фильма «Пышка», сейчас он на съемках в Таразе, снимает еще один полный метр. Мы планировали снять свой фильм в августе, но пандемия немного напугала. Мне все равно кажется, что заполняемость залов при новой рассадке будет меньше. Также в кинематографе нет единой прозрачной системы кассовых сборов. Это важно, потому что ты вкладываешься, а на выходе получаешь не ту сумму. Думаю, надо на законодательном уровне обязать установить какие-то программы, вплоть до того, чтобы  можно было с телефона посмотреть заполняемость зала, полученную прибыль. А еще надо воспитывать зрителя, снимать серьезные фильмы, не только комедии. Артисты всегда в авангарде. Надо тянуть народ за собой своим творчеством.

©newinfo.online