Арманжан Байтасов: Как соединить жажду творчества и бизнес-успех

Арманжан Байтасов о бизнесе, девальвации и легализации капитала

Арманжан Байтасов: Как соединить жажду творчества и бизнес-успех

Арманжан Байтасов: Как соединить жажду творчества и бизнес-успех

Об Арманжане Байтасове заговорили, когда он создал весьма успешный проект – «31 канал». В казахстанском телеэфире «31 канал» появился в 1993 году. По словам Байтасова, свидетельство о постановке СМИ на учет тогда было получить достаточно легко. А вот разрешение на использование частот – сложнее, хотя подобные документы выдавались не правительством, а Государственной инспекцией электросвязи.

«Мне всегда хотелось делать много телепередач, но на Казахском телевидении, где я тогда работал, было очень тяжело получать разрешения на эксплуатацию видеокамеры, на монтаж в аппаратных. И я был не один такой, все мои друзья хотели творить, нам всем хотелось больше свободы, и поэтому мы пришли к идее создания своей телекомпании», – вспоминает Арманжан, окончивший журналистский факультет КазГУ.

В те времена шутили, что на «31 канале» работают за идею. И это было действительно так: при запуске проекта никаких денег у журналистов не было. В арсенале молодых и дерзких была только видеокамера, которую Арманжану в 1992 году подарили родители, и невероятное желание творить, желание реализовать себя, которое испытывали все сотрудники «31 канала». Именно эта жажда творчества и сделала телекомпанию успешной, считает Байтасов.

«Изначально проект был совершенно неприбыльным. Когда мы начинали работать, то в нашем бизнес-плане, уместившемся на двух листочках формата А4, мы отметили, что основные доходы будем получать от частных объявлений вроде «Пропала собака» или «Куплю пиво». Так оно и случилось. Реклама была на пятом месте, ведь рекламный рынок тогда был совсем неразвит», – говорит создатель «31 канала».

Тем не менее казахстанские предприниматели очень скоро поняли: чтобы лучше продавать свою продукцию, ее надо рекламировать. Так у телеканала появились заказы на видеоролики, которые вскоре стали основным источником дохода. Арманжан с улыбкой вспоминает, как однажды им поступил заказ на рекламу автомобилей, конфет и шампанского – и весь этот товар надо было «показать лицом» в одном ролике. Сотрудники «31 канала» справились и с такой задачей.

Позже телеканал вышел за границы Алматы и стал вещать на всю республику, начал прирастать другими активами – радиостанцией, газетой, в итоге медиахолдинг превратился в прибыльное предприятие. Почему же в 2008 году Арманжан Байтасов продал свои акции холдинга? К слову, та сделка, в результате которой бизнесмен выручил $65 млн, по сегодняшний день считается самой удачной в медиасфере Казахстана.

«Массмедиа в Казахстане – это непростой бизнес, – объясняет свое решение о продаже актива собеседник Forbes Kazakhstan. – Когда занимаешься новостями, хочешь не хочешь, но соприкасаешься с властью. Не очень многое из того, что мы говорили, нравилось администрации. Хотя я по натуре государственник, для меня важно развитие страны, ее независимость, ничего радикального мы не выдавали в эфир, не стремились раскачивать лодку. Но в какой-то момент за простые вещи, которые у всех на слуху, мы стали получать неадекватную реакцию со стороны властей. Я стал понимать, что мне непросто будет дальше заниматься телевидением, особенно таким, которое делает серьезные новости. И когда в 2007 году зашел разговор о продаже, у меня была определенная психологическая усталость. К тому же предложили хорошую цену. Так почему не продать?»

Арманжан признается, что не жалеет о принятом решении, и подчеркивает: «На меня не оказывалось никакого давления, я сам вел переговоры и сделку».

Как нам обустроить отечественное ТВ

Сейчас, по наблюдениям казахстанского миллионера, медиапространство нашей республики открыто всем информационным ветрам. Понятно, что остановить этот процесс невозможно, как невозможно остановить глобализацию. Понятно, что человек будет смотреть то, что ему интересно. Поэтому в ответ на информационные вызовы Казахстан должен создать продукт, который заинтересует зрителя в большей степени, чем «заморское» ТВ. По мнению Байтасова, начать можно с создания нескольких каналов, которые по контенту могли бы конкурировать с ТНТ, НТВ, «РТР-Планета», «Россия-24». «Лишь когда мы будем производить нормальный продукт, мы сможем говорить, что создали нормальную систему информационной безопасности Казахстана. Сегодня при наличии большого количества отечественных телеканалов общественное мнение у нас формирует телевидение России, и масштаб проникновения российских СМИ меня поражает», – отмечает Арманжан.

Я убежден, что нам надо развивать экономические отношения с Россией

Тем не менее Казахстан вливает огромные бюджетные средства в СМИ, но ожидаемых результатов нет. По мнению Байтасова, чтобы изменить ситуацию, достаточно политической воли и качественного менеджмента. «Когда я говорю про политическую волю, я имею в виду, что не надо бить по рукам и излишне давить на СМИ. Сегодня у нас многое делается против свободы слова. Тех же российских журналистов, которые распространяют информацию на нашей территории, не будут привлекать за клевету или за слухи, а над нашими журналистами постоянно висит дамоклов меч – опасение, что могут привлечь к уголовной ответственности. И как в такой ситуации работать? Когда свободы будет больше, то и наши медиаменеджеры проявят свои таланты. В крайнем случае можно привлечь экспатов, которые помогут вывести наше телевидение на новый уровень», – предлагает бизнесмен.

Политические цели экономических союзов

Информационная безопасность – это не единственный вызов для современного Казахстана. Экономические союзы, в которые спешит вступить наша республика, тоже могут нести риски, причем политические. «Я не призываю к изоляции, я убежден, что нам надо развивать экономические отношения с северным соседом. Однако я уверен, что при создании Евразийского экономического союза Россия преследует политические цели. Российская Федерация сейчас нацелена на восстановление своего прежнего геополитического влияния, на «собирание земель» бывшего Советского Союза, она планомерно работает над созданием интеграционных союзов. Но зачем Казахстану это нужно? Зачем нам нужен наднациональный финансовый регулятор в ЕАЭС? Почему мы с Москвой должны согласовывать процессы проектирования и строительства зданий на нашей территории?» – задается вопросами Байтасов.

Он предлагает не торопиться с подписанием договора о ЕАЭС, для начала посмотреть, что в экономическом плане дал Казахстану Таможенный союз, завершить процесс вступления в ВТО, чтобы быть с Россией на равных, а потом уже углублять интеграцию с РФ. «Мне кажется, что мы торопимся, потому что Россия торопится. Эта страна находится под экономическими санкциями, поэтому нам вступать в ЕАЭС в данный момент смысла нет. Уже сейчас Крым является частью ТС. Но можно ли нашим компаниям туда инвестировать? Не окажутся ли они под санкциями, если будут работать на этой территории? А если Украина серьезно полыхнет, нам же придется активно во всем этом участвовать. Зачем нам сейчас туда идти? Зачем заказывать горячий чай, когда самолет трясет? В это неспокойное время нужно остановиться, оглядеться», – предлагает предприниматель.

«Нужно, чтобы деньги вернулись из офшоров»

Сейчас основу бизнеса Арманжана Байтасова составляют телекоммуникационные, девелоперские, медиа- и авиапроекты. Февральская девальвация ущерба АО «Jet Airlines» не нанесла: luxury-сегмент слабо реагирует на «перепады температуры». А вот телекоммуникационная и девелоперская компании, как и весь бизнес, получающий прибыль в тенге, «просел».

«До девальвации очень хорошо шли дела в Icon (оператор кабельного телевидения. – Прим. ред.). Но после мы оказались в неприятной ситуации. Мы заключаем с клиентами договоры на год и теперь не имеем ни морального, ни юридического права одномоментно поднять цены на свои услуги на 20%. Если человек платил 1500 тенге в месяц, как ему объяснить, что теперь он должен платить 1800? Хуже всего, что мы можем потерять этого клиента. В то же время поставщикам контента мы обязаны платить в долларах, то есть с февраля эта цифра увеличилась на 20%», – подводит неутешительные итоги владелец бизнеса.

Арманжан Байтасов: Как соединить жажду творчества и бизнес-успех

Рынок недвижимости, по его словам, тоже замер в ожидании, что будет завтра, – и пока в экономику не придут деньги, мало что сдвинется с мертвой точки.

«Девальвация по всем экономическим выкладкам была необходима и благостно скажется на экономике. Но то, как она была проведена в Казахстане в очередной раз, – это неправильно, это неуважение к населению и предпринимателям, – высказывает свое мнение представитель бизнес-сообщества. – Например, в России рынок регулирует курс, каждый человек может следить за ним и предпринимать определенные меры, если видит, что рубль начинает «терять вес». А казахстанцев опять огрели одномоментной девальвацией, простой гражданин за одну ночь стал беднее на 20%. Это подрывает в первую очередь доверие населения к своей национальной валюте и к власти. Ведь непосредственно перед девальвацией нам с телеэкранов высокопоставленные чиновники говорили, что нет никаких оснований для обесценивания. Представляете, какой путь должны пройти мы все, чтобы восстановилось доверие к тенге».

Байтасов предлагает сделать так, чтобы рыночные механизмы, а не указания чиновников и огромные бюджетные вливания определяли курс тенге. Если же курс будет лихорадить, если появятся проблемы с инфляцией, тогда уже правительству нужно будет задавать вопрос: что не так с нашей экономикой?

Что касается «постдевальвационного» распоряжения президента о выделении триллиона тенге из Нацфонда на стимулирование экономики, то Арманжан предлагает встретить это решение аплодисментами. «Деньги должны прийти в экономику. Будет больше денег – бизнес оживится, станет развиваться», – уверен он.

Из этих же соображений – пусть деньги придут в экономику – он поддерживает амнистию капитала, которую Казахстан собирается провести в 2014–2015 годах. «Еще год назад я был бы против этого. Но, как бизнесмен, я чувствую, что денег в экономике не хватает. Поэтому надо, чтобы они вышли из-под матрасов, вернулись из офшоров в Казахстан и работали на нашу страну», – считает Байтасов.

Он уверен, что деньги вернутся, что желающих воспользоваться легализацией будет предостаточно, потому что людям сейчас нужен белый капитал, за «черные деньги» рано или поздно, в одной или другой стране, но придется нести ответственность: таковы реалии современного мира.

«Прямые иностранные инвестиции сократились после событий 2009 года. Иностранцы все меньше и меньше хотят работать в Казахстане. Капиталист очень пугливый и чутко реагирует на то, что происходит в стране, куда он вкладывает деньги. Если бы у меня в Icon был иностранец и увидел бы цифры после девальвации, он бы поседел. Капитал будет заходить в нефтяной сектор, туда, где можно четко договориться, но широкого инвестирования не следует ожидать, пока мы не восстановим доверия к своей валюте и к своей экономической политике. Вот только корейцы у Анатолия Попелюшко купили фабрику «Рахат», – вспоминает нетипичную для Казахстана ситуацию Арманжан Байтасов.

Он называет Попелюшко настоящим героем отечественного бизнеса, так как тот смог создать компанию, интересную для иностранного капитала. «Честь и хвала Анатолию Висхановичу», – искренне говорит Арманжан.