«Черный лебедь» Нурлана Смагулова: с «нулевым» доходом мы столкнулись впервые

«Черный лебедь» Нурлана Смагулова: с «нулевым» доходом мы столкнулись впервые

Бизнесмен рассказал о трудностях, с которыми столкнулась его компания в период ЧП, а также поделился планом развития бизнеса в будущем

Очередным гостем в серии онлайн-интервью бизнесмена и медиамагната Арманжана Байтасова стал Нурлан Смагулов, единственный акционер Astana Group (№6 рейтинга «50 самых влиятельных бизнесменов – 2019» Forbes Kazakhstan). Авторетейл, машиностроение и девелопмент – основные бизнес-направления, которыми занимается Нурлан Смагулов. Находясь в режиме самоизоляции, бизнесмен активно тренируется дома на велостанке, а также продолжает вести работу в онлайн-режиме. По его словам, пандемия коронавируса нанесла ущерб не только представителям МСБ, но затронула и крупный бизнес. Это и стало ключевой темой беседы.

Арманжан Байтасов: Как повлияла пандемия коронавируса на Astana Group?

Нурлан Смагулов: Все авто- и сервис-центры Astana Motors, ТРЦ MEGA сейчас закрыты. Такое произошло впервые в истории существования ТРЦ MEGA. Зрелище для меня не самое приятное: все чисто, аккуратно, но… ни одного человека. Тем не менее мы решили сразу закрыть все торговые центры, так как чувствуем большую ответственность перед клиентами. Сейчас работаем в онлайн-режиме, общаемся с сотрудниками при помощи видеоконференциий. Больше мечтаем о будущем, обсуждаем новые инвестиционные проекты, которые сможем реализовать после эпидемии.

Как и во всех крупных компаниях, вы наверняка проводите различные тесты. Отрабатывали ли вы когда-нибудь ситуацию, с которой столкнулись в данный момент?

– Мы прорабатывали действия на случай террористической атаки или пожарной опасности. Но пандемию и полную изоляцию, на мой взгляд, ни один предприниматель предположить не мог. Прилетел «черный лебедь» – мы встретились с этой реальностью и пытаемся как-то жить дальше. Тем не менее в нашей компании нет никаких депрессий и растерянности: мы четко видим, в каком направлении следует двигаться дальше. Конечно, мы сделали большие выводы, и принцип работы будет немного изменен.

Не остановился ли ваш текущий проект по строительству завода Hyundai в Алматы?

– Строительство идет. Это – единственный проект, который не прекратил свою работу. Конечно, пандемия коронавируса нанесла негативный отпечаток: к нам не смогли прилететь корейские инженеры из Hyundai Motors. Теперь монтаж оборудования помогают делать нам в онлайн-режиме. Но мы надеемся, что запустим этот проект в октябре, как и обещали. Также мы планируем запуск приложения, с помощью которого человек, не выходя из дома, сможет купить автомобиль.

Нурлан Смагулов
Нурлан Смагулов
 Актуальный вопрос от подписчиков: зачем строить автоцентры, когда покупку можно совершить в онлайн-режиме?

– У нас уже функционировало специальное приложение с 3D-конфигураторами, позволяющими посмотреть машину в разных окрасках. Однако в Казахстане в этом отношении все традиционно и консервативно: вся семья должна воочию увидеть желаемый автомобиль, рассмотреть его, открыть капот, проверить двигатель. Но после карантина, я думаю, что такое восприятие изменится: люди начнут без страха заходить в интернет и совершать крупные покупки.

Так совпало, что наряду с карантином произошло изменение курса тенге. Какое влияние эти события оказали на продажу автомобилей?

– Действительно, случился «неоднократный идеальный шторм»: продажи за апрель в автоцентрах, запасных частях, торговых центрах – нулевые. Около 8 автомобилей было куплено в автоцентрах, которые еще работали в Костанае, Атырау, Караганде. Но и они все закрываются в настоящее время. Мы многое прошли. Например, в период предыдущей девальвации резко упали продажи, уменьшилась потребительская корзина, однако с «нулевым» доходом мы столкнулись впервые.

Надеемся, что изоляция закончится хотя бы к концу мая. Автомобили – это неотъемлемая часть жизнедеятельности людей, поэтому их все равно будут покупать. Конечно, после кризиса в приоритете будут модели подешевле. В свою очередь, я хочу заявить, что мы не будем менять цены на машины, которые появились до девальвации. Более того, мы ведем переговоры с производителями в отношении новых моделей, чтобы они представили нам хоть какую-то скидку. Традиционно, новая партия автомобилей должна быть дороже на 12-15%, но мы сделаем увеличение цены всего на 5-7%. Конечно, со временем мы будем вынуждены приравнять цены к текущему курсу доллара, однако этот переход будет плавным.

Какие оперативные меры вы предприняли внутри компании? Сократили ли штат?

– Я, как акционер, дал обещание, что мы не уволим ни одного сотрудника. Тем, кто работает удаленно, мы выплачиваем 75% заработной платы, остальным – 50%. Таким образом, мы сможем продержаться до мая, не прибегая к новым кредитам. На время карантина я решил, что сам не буду получать зарплату. Конечно, это решение не поможет выровнять финансовый баланс компании, но этот шаг важен для меня: таким образом, я показал коллегам, что мы – одна семья. Лояльность сотрудников должна выковываться именно в такой среде, когда все непросто.

Мы также не берем арендную плату у арендаторов на время простоя ТРЦ. При этом отмечу, что все коммунальные и эксплуатационные услуги оплачиваем сами, а это немалые деньги. Более того, мы понимаем, что не будет такого покупательского спроса, как раньше. Поэтому после ЧП мы сделаем максимально комфортные условия для арендаторов, чтобы жизнь торговых центров сохранилась на прежнем уровне. Три торговых центра MEGA в Казахстане посещают в год 33-34 млн человек: мы чувствуем большую ответственность перед арендаторами и посетителями.

По вашим подсчетам, сможете вернуть ту потребительскую способность, которая была до карантина?

– Нет. Более того, мы еще не вернулись к показателям 2013-2014 годов. Будем развивать проекты, которые доступны нашим потребителям. К примеру, накануне карантина мы открыли большой food hall, который сразу заполнили «демократичные» в цене бренды. Запустили новые игровые зоны для детей. Уверен, как только закончится режим ЧП, люди снова начнут посещать наши ТРЦ – все соскучились по общению.

На ваш взгляд, не слишком ли жесткие ограничения ввело наше государство, буквально остановив всю экономику?

– На первых порах я не был сторонником жестких мер. Но в итоге понял, что это бескомпромиссная борьба. Я рад, что государство серьезно отнеслось к этой угрозе. Правильно, когда руководство выбирает здоровье, выдвигая на второй план экономику. Никогда здоровье граждан нельзя ставить на весы с какими-то экономическими выгодами, цифрами. Как мы видим, жесткие ограничения дают свои плоды – удалось стабилизировать количество зараженных. За это время поменялась психология граждан – они уже не протестуют, а относятся ко всему с пониманием, стали более дисциплинированны. Мир уже не будет прежним. После пандемии мы будем также часто мыть руки, использовать санитайзеры, лучше прислушиваться к своему здоровью, заниматься спортом.

Готовы ли к тому, что карантин возможно будет продлен на месяц-два?

– В ходе видеоконференций с коллегами я сказал им, что изоляция может продлиться до конца мая. Я не хочу в это верить, но мы должны иметь в голове такой сценарий. Мы – большая компания, поэтому не разоримся. Я больше беспокоюсь о людях, которые получали подъемную зарплату за один день, например работники автомоек, оптовых базаров. Им очень тяжело.

Как вы оцениваете ту поддержку, которую оказывает правительство Казахстана своим гражданам, сектору МСБ?

– Поддержка в размере 42 500 тенге достаточно значимая, главное, чтобы процессы получения этих выплат шли быстрее и на ежемесячной основе. Проблема заключается в том, что цифровизация в Казахстане находится не на должном уровне.

Помощь, которую государство оказывает сектору МСБ, также достаточно значимая. Мы, как представители крупного бизнеса, понимаем, что в первую очередь следует поддержать сектор МСБ, потому что им сейчас действительно нелегко. В свою очередь, мы также попросили субсидирование займов по нашим кредитам до конца года. Astana Group имеет кредиты, общий размер которых составляет $400 млн. Государство должно понимать: так мы сможем сохранить тысячи рабочих мест. Мы будем транслировать эту помощь арендаторам, смягчив условия. Помощь крупному бизнесу повлияет на весь сектор МСБ и поможет запуску экономики. Мы должны сделать коллективный договор. Конечно, государство «не резиновое», и в первую очередь оно должно оказать поддержку уязвимым слоям населения.

Говорят, что кризис – это время новых возможностей, послужила ли эта ситуация для вас катализатором новых идей?

– Любой кризис мы воспринимаем как некий шаг вперед. Я на все вещи смотрю с оптимизмом, меня даже часто за это упрекают. Но так устроена психология нашей компании. Мир все равно будет развиваться и идти вперед, поэтому мы видим не только угрозы, но и новые вызовы, на которые должны реагировать. Мы планируем провести диджитализацию ТРЦ: вы сможете посетить виртуальную MEGA и совершать покупки онлайн, видеть весь ассортимент.

Я знаю, что вы активно оказываете посильную помощь в борьбе с коронавирусом, проводя различные благотворительные кампании. Расскажите более подробно об этой деятельности.

– Никто не был готов к такой ситуации. У нас в наличии не было даже тепловизоров, чтобы проверять большой поток людей в ТРЦ и на блокпостах. Из Шанхая заказали 23 тепловизораоставили для ТРЦ MEGA, а 17 из них, на сумму 100 млн тенге, передали для работы на блокпостах. Данные тепловизоры очень эффективны: снимают поток из 30 человек, при этом расхождения всего +/- 0,3 градуса. Также эти тепловизоры после карантина можно использовать в наших аэропортах на постоянной основе.

Совместно с топ-менеджерами нашей компании была организована доставка еды для медиков, так как им необходимо усиленное питание. Ежедневно развозим 1300 горячих обедов.

В заключение онлайн-интервью Арманжан Байтасов зачитал несколько вопросов от подписчиков.

Что вы думаете по поводу ограничения ввоза машин из Армении?

– Я понимаю, что не у всех людей есть возможность купить новые автомобили. Однако машины из Армении не подходят по техрегламенту эксплуатации, установленному в нашей стране. Как цивилизованное государство, мы ввели Евро 5 на новые двигатели внутреннего сгорания. Поэтому нельзя привозить автомобили Евро 2, 3, загрязняющие воздух и находящиеся в аварийном состоянии. Думаю, что государство в скором времени найдет компромиссное решение этого вопроса.

Вы являетесь почетным консулом Новой Зеландии. Какие привилегии дает вам этот статус?

– Когда-то с друзьями я проехал автостопом всю Новую Зеландию. Мне понравилась эта страна: они гордые, независимые, успешно развивают животноводство. Несмотря на то что у них есть уголь и нефть, они используют на 85% только «чистую» энергию. Мы часто привозим делегации оттуда, чтобы они делились своим опытом с местными фермерами, Министерством энергетики. Этот статус никаких дивидендов мне не дает, я считаю, что это моя миссия. Я мечтаю, чтобы наша страна стала как Новая Зеландия – богатая, красивая, независимая.

В завершение эфира Нурлан Смагулов пожелал всем здоровья и выдержки. Он уверен, что все плохое скоро закончится и Казахстан будет процветать.